В Узбекистане, в одном областном центре, где я прожил несколько лет, была секция тэквондо. Открыл ее парень, учивший в конце семидесятых тэквондо в Москве у каких-то студентов-корейцев. Они ему показали два туля, основные удары, блоки и перемещения. Пару дыхательных упражнений. И он уехал к себе в Узбекистан. Потренировался пару лет один, потом как-то сама по себе образовалась секция. Человек двадцать. И они отрабатывали эти удары, блоки, перемещения и тули. До потемнения в глазах.

И дрались именно так - как показывал "сенсей" (надо было говорить - "сабомним", но этого корейцы Бахадыру не сказали, забыли. Так и остался "сенсеем") - который сам плохо представлял, как полагается драться "по классике" - и дрался так, как ему казалось правильным. То есть - свято соблюдая технику, не обращая внимания на синяки и гематомы (а бывали и переломы) и искренне считая, что способен забить любого боксера или борца только потому, что занимается Тэквондо. Как ни странно - забивал. Все без исключения связки известных ему двух тулей Алибеков отработал в бою.

Где-то через пять лет после начала тренировок ученики Бахадыра притащили ему кассету, где некий каратист разбивал доски и черепицу, и с изумлением спросили - "А почему мы так не делаем?!". Баккы "удалился от мира" к себе на задний двор и за полгода научился колоть... силикатные кирпичи. Попутно обнаружив, что основанием ладони это почему-то делать легче, чем ребром. У него, правда, получалось не колоть, а дробить. Осколки летели во все стороны; впечатление было такое, словно по несчастным кирпичам били кувалдой... Ученикам понадобилось несколько больше времени. Доски они разбивали (и разбивают) и руками и ногами - всеми известными им ударами. И все они истово верили в то, что вот приедут из Кореи настоящие мастера тэквондо, похвалят их - и вот тогда-то и они станут настоящими тэквондистами. С поясами.

Лирическое отступление. В девяносто первом к ним в Хорезм приехала группа из Ташкента. Кажется, от Фонда Джуна Ри. Шесть человек не ниже третьего дана. Глава делегации - пятый дан. Плюс десяток ребят для показательных выступлений. И Бахадыровы питомцы, преданно глядя им в рот, продемонстрировали все, что умели. Все два туля и все, что наработали сами.

Комиссия, кривясь, вяло смотрела на это. Потом Бахадыра спросили "Где вы это увидели?". Он сказал, где. Ему сказали: "Это не тэквондо. Это - ерунда. Тули никто так не делает. Вам надо долго учиться у наших инструкторов в Ташкенте, пройти промежуточные экзамены, потом - ..." И так далее.

Потом начались показательные выступления. Строго по правилам соревнований. Что в этот момент творилось в душе Баккы, неизвестно. Что происходило с его ребятами, на глазах у которых их тренера выставили малограмотным идиотом - тоже неизвестно.

Однако Алибеков - Учитель, и повел он себя вполне разумно - просто попросил уважаемых гостей разрешить "его балбесам" поспарринговать с настоящими тэквондоистами. Дескать, пускай поймут, к чему надо стремиться. Ему разрешили. Для спаррингов он отобрал лучших из лучших. Тех, что могли кулаком разбить подброшенную сырую картофелину - был у них такой "тест".

Когда избитых в прямом смысле до полусмерти гостей потащили в автобус, Бахадыр позвал председателя делегации. Тот осторожно подошел. За происходящим наблюдали человек семьдесят - все, кто поместился в школьный спортзал. Бахадыр вручил председателю кирпич - тот самый, "белый". Показал, как держать. И "щелкнул" кулаком. Кирпич аккуратно развалился. Председатель внимательно посмотрел на половинки. Алибеков внимательно посмотрел на председателя. И сказал: "Вот это - тэквондо. А твое тэквондо - просто х..ня какая-то. Больше не приезжай." Подтянул свой "незаконный" черный пояс, повернулся и ушел. Тот больше не приезжал.

Вера творит чудеса. Оскорбленная - в особенности.

Тэги: боевое искусство рассказ тхэквондо

Оцените статью:
13

0|+13