Путь Воина. Сайт о единоборствах, самозащите, работе с оружием, выживании, оздоровлении, йоге, психологии и философии Воина


VoinDao.ru ::: Путь Воина
Статьи про Путь Воина
Истории, рассказы
Холодное оружие
Огнестрельное оружие
Выживание
Медитация, цигун, йога
Психология, психотехники
Методики тренировок
Врачевание, аккупунктура
Философия, религия
Электронные книги
Фотогалерея
Все о Вин Чунь
Афоризмы, мысли, притчи
САМ СЕБЕ ГУРУ!




 ТРАДИЦИЯ 
:: Вьетнам ::
:: Европа ::
:: Индия ::
:: Китай ::
:: Корея ::
:: Тайланд ::
:: Филиппины ::
:: Япония ::
:: Другие ::

 НОВОЕ ВРЕМЯ 
:: Русские стили ::
:: Джиткундо ::
:: КонтЭн ::
:: Крав Мага ::


 СТАТИСТИКА 
Статей на сайте: 331
Фотографий: 120
Книг на сайте: 37

ИП МАН: ЕДИНСТВЕННЫЙ УЧИТЕЛЬ БРЮСА ЛИ


Вызов в Квун

Леун Шеун, мастер Бак Мэй кунфу (стиль”Белая Бровь”) гордо демонстрировал очередную технику самообороны своему классу: удар ногой в сторону, захват, удар кулаком. Леун выполнял движения с большой скоростью и высокой точностью, что и следовало ожидать от человека, который уже двадцать лет занимался боевыми искусствами. Класс подражал совершенству его движений.
В дальнем углу комнаты какой-то старик быстро отвернул голову в сторону и прикусил язык, давясь от смеха. Удар ногой в сторону! Захват! Удар кулаком!
Старик прислонился к стене для опоры. Теперь уже всё его тело тряслось, как в истерике, когда он пытался скрыть свой смех. Внезапно его силы иссякли и его тихое хихиканье превратилось в громкий хохот.

Леун остановил класс, его лицо покраснело от гнева. "Эй, старик!"– спросил он резко,–“Над чем Вы смеётесь?"
"О, ничего, ничего,”– ответил тот. – “Пожалуйста, продолжайте. Я постараюсь не беспокоить Вас больше”.
Леун Шеун глубоко вздохнул и прошёлся по комнате вперёд и назад. Он всё ещё был рассержен.

"Послушай, старик, несколько месяцев назад мы нашли тебя в Макао. Ты жил в контейнерах для мусора. Мы привели тебя сюда, в зал нашего Союза. Мы дали тебе место, чтобы спать, и еду, чтобы есть. Самое маленькое, что ты мог бы сделать – это проявить немного уважения, когда я преподаю”.

Старик навострил уши. Он правильно услышал? Уважение? Уважение к чему? Уважение к тому, что он видит?

"Тогда наименьшее, что Вы могли бы сделать – это проявить немного уважения к тому искусству, которое Вы преподаёте,”– крикнул в ответ старик.– "Всё, чему Вы их учите – это бить по воздуху!” Он быстро выполнил технику Леуна: удар ногой в сторону, захват, удар кулаком.– “Но воздух не бьёт в ответ. А что случится, когда Вы встретите врага, который будет Вам отвечать?”

Старик покачал головой: "Если Вы действительно изучаете кунфу, то должны, или делать это серьёзно или никак!"
"Послушай, старик,"– уже зарычал мастер Леун,– “если ты думаешь, что знаешь что-то особенное, то почему бы тебе не выйти сюда и не поучить меня?"

С этого вызова от Леуна Шеуна в тот далёкий день 1952 года начался официальный отсчёт двадцатилетней карьеры Ип Мана, как учителя боевых искусств и патриарха стиля Вин Чунь.

Ип Ман имел рост чуть больше 150 см и вес около 120 фунтов (54,4 кг), Он казался “малышом” рядом со своим противником, у которого рост был около 180 см и вес около 200 фунтов (90,7 кг). Но во время этого легендарного поединка, который проходил на глазах многочисленных очевидцев, Ип Ман, казалось, без больших усилий бросал мастера Бак Мэй по всей комнате. Как ни пытался атаковать Леун Шеун, но всегда оказывался на полу. Когда “всё было сказано и сделано”, Леун Шеун признал поражение и передал свой класс кунфу Ип Ману, а сам стал его первым учеником.

Прошлое Ип Мана

Однако, для Ип Мана его новая роль шифу не была счастьем. Перед Второй Мировой войной он был членом богатого семейного клана, который занимался торговлей в южном китайском городе Фатшань, расположенном в провинции Гуаньдун. Он имел большой дом, магазины в городе и усадьбу в деревне. Он наслаждался своей безбедной жизнью с женой и детьми.

В период с 1937 по 1941 годы Ип Ман служил в китайской армии. Китай в тот период подвергся нападению Японии и войну проиграл. Ип Ман вернулся к своей семье в Фатшань. Времена были трудные. Его хозяйство в деревне было разорено. Его жена тяжело заболела.

Конец войны принес небольшое облегчение. Китай нуждался в восстановлении разорённых городов и деревень, но, вместо этого, оказался втянутым в большую гражданскую войну.

Националистическое китайское правительство завербовало Ип Мана на службу капитаном полицейских патрулей в деревне Намхой. Это правительственное назначение помогло восстановить хозяйство Ип Мана, но помощь пришла уже слишком поздно. Его любимая жена после долгой болезни умерла.

После победы коммунистов в 1949 году Ип Ман оставил двух подрастающих сыновей в Фатшани и сбежал в Гонконг. Его служба капитаном полиции означала почти верную смерть при власти коммунистов, если бы он остался. Ему исполнился уже 51 год. В этом возрасте Ип Ман был вынужден начать совершенно новую жизнь на пустом месте.

"Когда в Китае к власти пришли коммунисты,”– рассказывает Вильям Чеун, один из самых старших учеников Ип Мана,– “он потерял все главные материальные ценности. Но у него ещё оставалось то, что он смог унести с собой – деньги, золотые слитки, золотые украшения и прочее. Но Фатшань был очень маленьким городом, по сравнению с Гонконгом или Макао, в которых было много жуликов. Ип Ман сразу же потерял большую часть свои денег и ценностей “с помощью” людей, которые его нагло обманули”.

"Тогда горе от потери дома, жены и семьи добило его. Он разочаровался в жизни и начал жалеть себя. Очень скоро бывший богач и бывший полицейский стал настоящим нищим”.

"В это время Леун Шеун и парень по имени Чен Као,"– продолжает Чеун,– “нашли его блуждающим по пирсу Макао. Он выглядел бездомным бродягой. Они не знали, что он был мастером боевого искусства, но были с ним вежливы. Они помогли бы любому на его месте. Они взяли его в помещение зала Союза Ресторанных Рабочих и позволили ему остаться жить там”.

"Когда Ип Ман начал преподавать в Союзе Ресторанных Рабочих, он сначала обучал только Леуна Шеуна, Лок Йина и Чен Као. Потом появились несколько других учеников, например, Цуй Сун Тин. Конечно, Леун Шеун, который уже был мастером кунфу до изучения Вин Чунь, прогрессировал намного быстрее остальных учеников. Несколько месяцев спустя, пришли и другие ученики”.

Ип Ман быстро проявил себя, как необычный преподаватель. Например, Вильям Чеун вспоминает, что в течение семи лет, которые он провёл с мастером, он ни разу не видел, чтобы Ип Ман сам вёл занятие в классе. Обычно Ип Ман стоял в конце комнаты, наблюдая за своими помощниками и поправляя любимых учеников, но конкретные указания им давали Леун Шеун, Лок Йин, Цуй Сун Тин, Вон Шун Леун и Вильям Чеун.

"Он никогда не проводил занятия сам,"– говорит Чеун. –“Только изредка, с богатыми клиентами, которые могли заплатить очень дорого за частный урок. В те времена он часто брал меня с собой. Теперь предположите, что он собирался показать клиенту технику упражнений с деревянным манекеном. Он показывал ему эту технику только один раз, а после этого с клиентом занимался я”.

Регулярные занятия Ип Мана состояли, в основном, из практики форм, Чи Сао, тренировки с деревянным манекеном, и свободного спарринга. Не существовало никакого плана занятий. Каждый его помощник выбирал упражнения по своему усмотрению.

В редких случаях великий мастер мог коснуться рук одного из любимых учеников в практике Чи Сао. Но это продолжалось всего несколько секунд. Ип Ман боялся, что, если он будет делать Чи Сао с новичком, то его собственная техника станет хуже, так как ему приходилось “замедляться” для ученика и специально для него “раскрываться”, чтобы тот мог его атаковать. Ип Ман боялся, что со временем это может превратиться в дурную привычку.

Ип Ман говорил на своих уроках очень мало и стремился учить своих учеников скорее примером, чем словами. Однако, как уже говорилось, показывал он свою подлинную технику очень редко и только самым близким ученикам.

Он всегда призывал своих учеников не использовать боевое искусство для дурных целей, учил не обижать людей, быть вежливыми и воспитанными. Он пытался удержать их от драк с уличными бандами Гонконга, но он всегда поддерживал честные спортивные соревнования и честные поединки.

Воспоминания Брюса Ли

В своей книге “Брюс Ли: Человек, которого знала только я” (Bruce Lee: The Man Only I Knew, Warner Books, 1975) Линда Ли приводит текст эссе, написанного её мужем для учительницы английского языка в 1961 году. Эссе ясно иллюстрирует тонкую тактику Ип Мана, которую он использовал, чтобы влиять на своих учеников.

"После четырёх лет трудного обучения в искусстве гунфу, я начал понимать и чувствовать принцип мягкости – искусство нейтрализации усилий противника с минимальными затратами энергии. Всё это следовало делать в спокойствии и без приложения усилий. На словах это казалось простым, но сделать это было трудно. В тот момент, когда я дрался с противником, моё сознание было возбуждённым и неустойчивым. Особенно после обмена сериями ударов руками и ногами, вся моя теория мягкости исчезала совершенно. Моей единственной мыслью было: “во что бы то ни стало, я должен бить его и победить”.

"Мой инструктор, учитель Ип Ман, глава школы Вин Чунь, подошёл ко мне и сказал: “Лун, расслабься и успокой своё сознание. Забудь о самом себе и следуй движениям своего противника. Позволь своему сознанию на основе реальности противодействовать противнику без предварительного процесса обдумывания. Прежде всего, изучи искусство “не выбирания”.

"Это было то самое! Я должен был расслабиться. Однако, принимая это решение, я уже делал что-то, противоречащее моему желанию. Когда я сказал себе, что я “должен расслабиться”, то требование усилия в слове “должен” уже противоречило отсутствию усилий в слове “расслабиться”. Когда моё острое самосознание дошло до того состояния, которое психологи часто называют состоянием “двойной смеси”, мой инструктор снова подошёл ко мне и сказал:

“Лун, сохраняй себя, следуя естественному ходу событий и не вмешиваясь в него. Никогда не противопоставляй себя природе, никогда не встречай любые проблемы “в лоб”, но контролируй их, соприкасаясь с ними. Не тренируйся на этой неделе. Иди домой и подумай об этом”.

"Всю следующую неделю я оставался дома. После многих часов медитации и практики я отправился к морю, чтобы поплавать одному в джонке. Там, в море, я вспомнил свою последнюю тренировку, Это воспоминание вывело меня из себя, и я ударил по воде кулаком. В тот же миг внезапная мысль возникла у меня. Разве не вода, один из главных видов материи, является сутью гунфу? Разве обычная вода не показала мне принцип гунфу? Я ударил её сейчас, но это не принесло ей вреда. Снова я изо всех сил нанес удар по воде, но снова не причинил ей никакого вреда. Тогда я попытался схватить её, но это было невозможно. Вода, самое мягкое вещество в мире, могла приспособить себя к любой форме. Хотя она выглядела слабой, она могла пробиться через самое твёрдое вещество на Земле. Вот она – истина! Я должен стать подобным воде!”

Хотя Брюс Ли добавил немного собственного гения к случаю, который он описал в этом эссе, оно показывает интеллектуальные и технические высоты, к которым Ип Ман вёл своих учеников.

Но в то же самое время великий мастер Вин Чунь сохранил черты детства. Он очень любил необычные шутки Брюса Ли, хотя иногда примириться с ними было трудно, например, если Брюс приходил в класс с порошком, вызывающим зуд, с особым вибратором, трясущим руку во время рукопожатия, или с детскими водяными “брызгалками”.

Воспоминания Вильяма Чеуна

"Мастер Ип Ман имел очень хорошее чувство юмора,"– вспоминает Вильям Чеун. – "Он любил давать прозвища своим ученикам, и он долго думал, выбирая их. Например, Вон Шун Леун (старший ученик Ип Мана) получил прозвище “Вон Чин Леун”, что буквально означает, “Подобный быку”. Меня он называл “Большой Хриплый Мальчик”, а Брюс получил от него прозвище “Выскочка”.

Через два года после того, как Ип Ман начал преподавать в зале Союза Ресторанных Рабочих, его попросили уехать. Его классы стали слишком большими, и их посещали многие люди, которые не были членами этого профсоюза. Этот зал фактически превратился в школу кунфу. Тогда Ип Ман и его последователи открыли первую коммерческую школу Вин Чунь на улице Лэй Дат в районе Яуматэи в Коулуне.
Хотя Ип Ман был уже известным членом общества с успешным бизнесом, его жизнь всё ещё не была счастливой.

Вильям Чеун рассказывал: "Ип Ман повторно женился в 1954 году. Ему было приблизительно пятьдесят шесть лет, а ей около сорока. Он встретил её в ресторане, я думаю. Так или иначе, некоторые люди думали, что у неё не очень чистое прошлое. Все его ученики сторонились её, и это делало Ип Мана очень несчастным”.

"Люди не понимают, что жизнь изменяется. Это происходит циклически. Иногда жизнь улучшается, иногда становится хуже. Есть времена, когда вы должны забыть о прошлом. Ученики часто мыслили очень узко. Они даже не проявляли уважения к своему мастеру. Они даже могли иногда называть его “стариком”, при этом очень и очень непочтительно”.

"Это было одной из причин, по которым Ип Ман никогда не преподавал в классе лично. И я не думаю, что он делал неправильно, не преподавая. Только после того, как прославился Брюс Ли, его ученики поняли, что их мастер и его стиль были действительно великими. Они увидели, что он мог воспитывать учеников, подобных Брюсу”.

Чеун рассказывал также, что проблемы Ип Мана с его учениками возникали от того, что он долгое время употреблял наркотики и использовал плату за обучение для покупки кокаина. По этой причине, он иногда не платил арендную плату за школу. В 1956 году Ип Мана выселили из его первой школы в Яуматэи.

Клан Вин Чунь переехал тогда в квартиру в государственном доме. Ип Ман жил и преподавал в этой квартире. Его ученики создали комитет, который собирал плату за обучение, платил за аренду помещения и выплачивал Ип Ману пособие на жизнь. Вильям Чеун вспоминает, что в этот период его мастеру иногда приходилось бороться за жизнь в буквальном смысле слова.

"Когда мы переехали в государственный дом, там были установлены ограничения на воду. Воду давали только раз в четыре дня по четыре часа. Нужно было набирать воду в вёдра, чтобы её хватило на следующие четыре дня.

Обычно я делал все хозяйственные работы и убирал квартиру, но тем утром я был на рынке. Мой мастер захотел набрать немного воды. Все арендаторы должны были набирать воду из одного “государственного” крана. Местные гангстеры стали хозяевами этого крана и брали с жителей по 50 центов с каждого ведра. Дело было ранним утром, и у Ип Мана не хватило юмора, чтобы ответить на требование денег. Он послал этих ребят подальше.

Я как раз возвращался с рынка. Сначала я услышал громкие крики, а потом увидел, что происходит. Я сразу бросился к нему на помощь. Ип Ман дрался один против шести или семи бандитов. Эти головорезы имели шесты для переноски вёдер. Они, вероятно, использовали их, чтобы запугивать людей. Ип Ман выхватил у одного из них шест и сбил всех противников с ног за несколько секунд. Когда я подбежал к ним, они собрали свои шесты и, хватаясь за головы, бросились бежать. С того времени каждое утро, не раз в четыре дня, а каждое утро, два ковша воды стояли у дверей его квартиры”.

После многих лет обучения репутация Ип Мана, как преподавателя Вин Чунь, сильно выросла, и он смог, наконец, позволить себе лучшие условия для жизни. В 1964 году он добился разрешения на выезд из Китая в Гонконг для двух своих сыновей вместе с их семьями. Ещё через три года, частично благодаря процветанию, которое принесла ему слава Брюса Ли, снявшегося в сериале “Зелёный Шершень”, Ип Ман создал большую и хорошо оборудованную школу.

Сегодня наследие боевого искусства Ип Мана покрыто тайной. Многие преподаватели Вин Чунь утверждают, что были его прямыми учениками и лично унаследовали от мастера некие секретные техники Вин Чунь. Однако, как говорит Вильям Чеун, "вероятно было меньше шести человек во всём огромном клане Вин Чунь, которым Ип Ман лично преподавал всё своё искусство, или хотя бы его часть. Ип Ман учил первых двух так, чтобы эти двое могли обучить следующих шесть”.

"Уровень Ип Мана в боевых искусствах был настолько высок, что он не мог выдержать медлительного ученика. Он был очень нетерпелив с медлительными учениками. Так что он не мог стоять и обучать более нескольких человек. Кроме того, он придерживался старой традиции времён Боксёрского Восстания, которая не позволяла обучать боевым искусствам европейцев или американцев. Он считал, что Вин Чунь должен быть только национальным китайским искусством.

"Ип Ман был образованным человеком, и он никогда не собирался преподавать кунфу, чтобы этим зарабатывать себе на жизнь. Больше всего он любил смотреть футбол и посещать китайскую оперу. Больше всего на свете он ненавидел невежество. Именно поэтому он не любил многих мастеров боевых искусств. Он всегда стремился к совершенству. Он никогда не останавливался на полпути к цели. Именно поэтому многие люди не понимали его”.

В мае 1970 года Ип Ман навсегда прекратил преподавать боевые искусства. Он умер от рака горла 2 декабря 1972 года. Ему было 74 года.

С большим количеством уникальных материалов по Вин Чунь можно познакомиться здесь.


(авторское право на перевод © ISI 1997 ::: добавлена 16.02.2004)

к началу страницы ::: содержание