21 декабря – Йоль, день Зимнего Солнцестояния.

День Мрака и Света одновременно.

7 лунный день, когда Сила Слова очень велика.

Нужно быть осторожным и помнить:

все произнесенное в этот день всегда сбывается...


Воин снял с плеча тяжелую ношу и присел на валун у подножья Горы. Он знал, что до Великой Цели еще три дня пути. И был уверен, что преодолеет их, не смотря на сильнейшую усталость и раны. Иначе было нельзя: оставалось не только три дня пути, но и три последних дня, чтобы выполнить обещание и спасти Город.


Волшебник искалеченного Города

Это был обычный Город, до того, как там появился Он. Джин. Ну как джин… «джином» его звали гости с Востока, интеллигенция величала – «коуч по исполнению желаний», старики – «боженька», подростки – «маг», бизнесмены – «мэтр», юные девы – «мужчина моей мечты», а дети – «Дед Мороз» или «Гарри Поттер». Перед всеми он появлялся в разном обличье. Но видел его каждый. К некоторым он приходил во сне, к другим – наяву. Чаще всего, по словам очевидцев, это был красавец лет 30-35. Рассказывают, что одна дама даже пожелала его себе в мужья, и ее желание исполнилось, но «кривым» способом: у неё начались глюки, и она всем рассказывала, что ее муж – сам Мэтр. Ей было радостно, а другим, собственно, все-равно.

Когда люди прознали, что в Городе появился Человек, исполняющий все желания, они словно сошли с ума. Вскоре слухи (которые оказались правдой) расползлись до каждого дома: нужно только очень громко крикнуть, и все сразу исполнится. Только орать надо очень-очень громко, по-звериному. Некоторые сначала стеснялись, но потом, понимая, что мечты сбываются у всех, тоже стали рычать: «миллион», «яхту», «богатого мужа», «бабу-ноги-от-ушей». Больше всех старалась ребятня: «мороженного и конфет» – звонко верещала она. А потом следом их мамаши: «таблетки от ангины и диатеза». Люди так разленились, что, когда самые крутые мечты были исполнены, они стали кричать: «принеси хлеба», «вынеси мусор».


Веселая смерть или скучная жизнь

Когда Воин вернулся с Похода, весь Город уже погряз в скуке: почти все желания были исполнены, причем без усилий. Лица, сердца и Души горожан как будто опутала липкая паутина лени и равнодушия. Странник был в Походе уже очень давно, и сейчас, впервые за много лет, ступая на Землю, он понял, что соскучился по зеленой траве и ласковому солнцу. И испытал щемящее и волнительное чувство дежавю: иногда ему казалось, что все это он уже когда-то видел. И даже лица этих странных людей были ему знакомы и незнакомы одновременно. И все-таки он ощущал себя здесь Чужестранцем. Впрочем, он и был «иной», ведь там, где он был, знали, что только движение вверх, порой болезненное, несет истинное счастье. А то, что он увидел здесь, было похоже на смерть, только медленную. Умирали все, даже маленькие дети, которые, кстати, стали толстыми (от обилия сладостей), развращенными (от неумения чего-то хотеть) и нервными – ведь их «судьбам» было посвящено особенно много желаний. «Сынок-юный-пианист», заказанный мамой, через неделю превращался в «будущего юриста» – по велению бабушки, затем – в «футболиста» – как мечтал папа. А затем ребенок, догадавшись, что он тоже может управлять миром, загадывал: «отвалите все» и занимался какой-нибудь компьютерной стрелялкой, благо их теперь у него была не одна сотня. А его домочадцы, сообразив, что теперь их чаду, собственно и нужна никакая профессия, успокаивались. Впрочем, они и так бы не смогли нарушить «правило» и «отваливали»: ведь исполнялись желания абсолютно каждого жителя.

Видимо у некоторых были очень креативные мечты, во всяком случае, за полчаса прогулки Воин встретил четырех одинаковых блондинок. Местные просветили его, что это «копии» с одной ретро-красотки, чье имя – Мэрилин Монро. Кто их «заказал» – мужчины, в качестве любовниц, или сами девушки «поменяли» свою внешность – уже не имело значения. Потому что, как он понял, отношения в этом сюре – тоже сошли на нет. Еще он видел летающие автомобили; младенцев, бегло говорящих на иностранных языках; старушку, которая «превратила» своего рыжего кота в человека; женщину, которая обрела «дар» никогда не спать; парня, который утверждал, что у него есть «эликсир молодости» и даже чудака с четырьмя глазами (вторая пара была на затылке). Все Пространство стало походить на Дом Безумия. Поговаривали, что многие не выдерживали и просили у Волшебника смерти, и он, «слушаясь и повинуясь», исполнял их заказ. И напрасно Воин тряс за плечи мужчин: в их глазах была пустота. Желая увидеть хоть какие-то проблески жизни, он хватал за руки женщин, но они реагировали вяло или не реагировали совсем, вместо этого лениво, но громко крича в небо: «хочу новое платье». А затем кто-то настолько обнаглел, что «договорился» с Джином, и желания теперь можно было загадывать мысленно. М-да... Великая Сила, которая решила поиздеваться над Городом, наверное, и сама уже пожалела об этом, но, видимо, ее эксперимент того стоил, раз она до сих пор творила свое странное дело… Кстати, того самого Мага давно уже никто не видел, но те редкие желания, которые все-таки еще возникали в мертвых умах, продолжали и продолжали исполняться.


Дом печальных желаний

Вот уже неделю Воин ходил по улицам в поисках хоть одного нормального человека. Он заглядывал во все дома. Магазины, фабрики, офисы, школы и больницы – не работали, теперь это стало никому не нужным. Люди либо спали, либо отдыхали, каждый на свой вкус. Наконец он увидел достаточно жалкий деревянный домишко. Все остальные были элитными (естественно). Постучавшись и не услышав ответа, он осторожно приоткрыл дверь… В доме было пусто, скудно и аскетично. На лавке лежал немощный Старик, который, похоже, умирал. Но не так как все остальные – духовно, а по-настоящему – физически. Рядом на полу играл мальчик лет пяти. Сообразив, мужчина налил старцу воды.

– Спасибо, – промолвил тот.

– Но почему вы не попросите мальчика «заказать» себе попить? – спросил он хозяина, догадываясь, что у самого больного сил на крик уже не осталось.

– Я не хочу, чтобы Марк пострадал…

– Дед, скажи, что случилось с людьми? Неужели они не видят, что это конец? Кто это сотворил? А главное – зачем?

Старик был не словоохотлив, но в трезвом уме, кроме того невооруженным взглядом было видно, что он, в отличие от всех остальных, не «болен» стремлением к дешевому счастью. Понимая, что гость – единственный, кто может позаботится о мальчике, он, немного подумав, вздохнул и тихо произнес:

– Я.

Пауза длилась минут десять. Но мужчина-воин был терпелив (там откуда он пришел, его научили смирению) и не нарушал тишины, словно чувствуя, что собеседник заговорит только тогда, когда захочет этого сам.

– Это все создал я, – наконец произнес Старик и не торопясь начал свой рассказ. Он поведал, что ребенок – это его сын (а не внук, как сперва подумал гость). И, что они двое – единственные, кто не заражен «лихорадкой вседозволенности».

– В свое время я был наделен реализационной властью – умением управлять Пространством… Будучи осознанным человеком, я вполне понимал ответственность такого Дара и очень много работал над собой, чтобы не отправить во Вселенную ненужную мысль или желание.

У меня была прекрасная семья: любимая жена с которой мы ждали ребенка. Но неожиданно Судьба отвернулась от меня. 21.12. 28 моя любимая попала в автокатастрофу, в тот день она села за руль вместо меня... Врачи сказали, что ей осталось жить несколько часов. Столкнувшись с личным потрясением, я наплевал на все принципы, правила и мораль. И прекрасно зная, что споры с Богами (а жизнь и смерть – в их ведении, сам понимаешь) – это нарушение порядка Мироустройства, сбой в запланированной системе, я всей силой своей яростной энергии «выпросил» у них ее жизнь. Они посмеялись и сказали: «Придется тебе за это ответить». Я был настолько удручен, безумен от надвигающейся потери, что был согласен на все. Естественно, я думал, что у меня просто заберут жизнь или Душу (если на мои мольбы откликнулись не те Силы, что я призывал). Но Они, оказывается, решили поиграть со мной. Да, наверное, не только со мной, а со всеми людьми… «Раз ты такой наглый, то не будь хотя бы жадным: пусть желания исполняются не только у тебя, но и у всех вокруг». Они в сотни раз увеличили мой Дар, и я стал «местным волшебником», который проникает в сны и является как фантом. Поначалу я даже обрадовался: «Боже, какое счастье. Я счастлив, все счастливы, моя любимая жена жива и счастлива».

– А как ты узнавал о желаниях?

– От людей идет импульс, энергия, когда они чего-то страстно хотят…

Воин вспомнил, что замечал эту светящуюся энергию над головами горожан, этому ви́дению он был обучен там, откуда пришел, как и многим другим искусствам.

– Но почему Боги (ну или кто там все это натворил) услышали именно тебя? – спросил он у мужчины.

– Я думаю, что мой импульс был слишком силен, размером с вулкан, ведь я желал больше жизни…


Любовь. Муки ада. И выбор Евы

– А что было потом?

– Затем у нас родился Марк. А Город стал постепенно превращаться в тлен. Моя любимая обо всем догадалась и просила все повернуть вспять. Но я был не готов. Я был слаб, жалок и эгоистичен. И был готов разрушить весь мир, лишь бы она была со мной… Мы стали жить уединенно, оберегая Марка от всех, чтобы он не «заразился». А Город продолжал разрушаться. Когда люди наигрались в богатство, их захлестнула волна безнаказанности: они стали использовать меня как киллера. Одни – в прямом смысле, другие – косвенно: унижая и изводя соперника. Постепенно все, кто был переполнен злобой, местью, ненавистью и гордыней – вымерли: они просто напросто уничтожили друг друга. Вот такой волшебный естественный отбор, – грустно усмехнулся рассказчик, – остались лишь лежебоки. Я настолько устал от содеянного собой, что был готов умереть, но увы – я был единственный в Городе, кто больше не имел права мечтать.

– А где ваша жена? – Воин мельком взглянул на фотографию красивой молодой женщины, стоящую на пыльном комоде, и в его голове помимо воли всплыли врезавшиеся в память цифры: «21.12. 28».

Лицо Старика (а вернее, как выяснилось, молодого мужчины) исказила гримаса боли и печали:

– Ева? Как только Марк немного подрос, она загадала желание… И я не мог его не исполнить: это, наверное, и называется «муки ада». Она верила, что ее смерть вернет все на свои места: мое желание аннулируется, и система вновь будет функционировать в положенном ей ритме. Но этого не случилось, лишь наш сын потерял голос от нервного потрясения...

– Но почему вы такой…

– Старый? Потому что страдает моя Душа, а ее боль всегда отражается на теле…

– Но как же те люди? Неужели они не страдают? Вернее, их Души?

– Дружище, в отличие от меня, который «ведал, что творил», они были наивны и искренни в своих стремлениях к иллюзорному счастью, как младенцы, и не слышали мольбы своей Души. И после 100 суррогатного желания напрочь теряли с ней связь. Ты же сам это прекрасно знаешь, чем чревато отклонение от своего истинного Пути – там, откуда ты пришел, это известно всем.

– Но откуда вы знае…

– Я тоже был в Походе, – перебил его Старик, – и именно «там» я получил свое Могущество. Мне доверяли всё, пожалуй, кроме Времени. Этого на моем веку пока не был удостоен ни один Воин. Просто я никому и никогда об этом не говорил и понапрасну не пользовался своей Силой, помня, главное Правило: «Кому больше дается, с того больше спрашивается». Но, как видишь, нарушил его… И знаешь, что больше всего все эти годы мучает меня? Невозможность повернуть время вспять…

– И что бы вы изменили?

– Не знаю… Может быть стер бы из календаря эту злосчастную дату. Или отменил бы свое безумное желание. Или свой Поход. А может, – его глаза увлажнились, – даже знакомство с Евой.

– Я помогу тебе, друг! – Даже не заметив, что он перешел на «ты», Воин порыве внезапно обнял единомышленника, что, впрочем, было неудивительно – тот, кто бывал «там» «своих» в беде не бросает.


Семь дней Пустоты

Старик рассказал, что, скорее всего, шанса что-либо исправить – нет. Но попытаться все-таки стоит. Он знал, что, жить ему осталось не более недели, и за это время Воин должен собрать все «ментальные» желания горожан и «сжечь» на Горе, за чертой Города. А его воли Мага должно хватить, чтобы на семь дней усыпить всех жителей, чтобы они не нажелали новых мечт.

– Но почему именно семь дней?

– Попытаемся повторить путь Творца, он же создал Землю за семь дней, – усмехнулся Дед, – вот и мы попробуем возродить наше Пространство, вернее сотворить новое. А для этого сначала надо создать Пустоту. Если семь дней ни у кого не будет новых желаний, то, возможно, проклятие потеряет свою силу… И присмотри за Марком, когда меня не станет, – напоследок попросил «волшебник».


Начало конца: змея, кусающая свой хвост

Серо-пыльный камуфляж Воина пропах гарью. И хотя людские «желания» были эфемерными, их запах был самым настоящим: душный, плотный и вязкий... Ну вот и все. Он успел. Преодолел семь дней Пустоты. И мужчина с надеждой зашагал в направлении Города…

...Скрипнула дверь. В доме были слышны разговоры. У Воина забилось сердце: получилось! Навстречу ему выбежал смеющийся Марк, к которому вернулся его голос. И со «Стариком», который стоял спиной к гостю, тоже явно случились метаморфозы: это уже был молодой, полный сил мужчина. Момент, когда он развернулся, Воин будет помнить до конца своих дней:

– Спасибо тебе, – обнял он Воина. А Воин, потерявший дар речи, обнял… своего двойника. Самого себя.

– Давай, знакомиться, А́дам, – с ударением на первый слог произнес бывший Старец. – Я, как ты наверное уже понял, – тоже Адам.


Тяжелый выбор: Главное испытание

Что это было? Мужчина вскочил в безумном порыве, силясь понять произошедшее с ним то ли во сне, то ли наяву…Его мозг разрывался на тысячи кусков. Что ему хотели «показать»? Его возможное будущее? Параллельную реальность? Его страхи – к чему может привести Сила, к которой он так стремится? Его слабость – что он не Маг с планетарным мышлением, а обычный человек, любовь для которого дороже жизни? Что это было за испытание? Что от него ждут? Чтобы он отказался от своего Дара во имя спасения будущего? Он взял себя в руки: так, раз он все еще в Походе и не был ни в каком Городе, значит, у него есть время на принятие решения. На одной чаше весов лежали его Сила и Дар, на другой – Любовь и Сострадание. Пора было делать Выбор… Он просил подсказки у Высших: «Дайте Знак!» «Вспомни, что тебя больше всего поразило в Городе…», – словно шепнул кто-то издалека, но мужчина уже не слышал: он погрузился в сон, и ему снилась фотография на пыльном комоде. А его Душа, тем временем, уже сделала свой Выбор…


За кулисами Мироздания...

«Ну что, готов еще один Воин! У его Души – достойный Выбор! Ей можно доверить самое важное – Время. Хладнокровных и «стальных» Магов – вон полна Вселенная, а благородных, с любящим сердцем – поди поищи. Но только им я могу доверить сотворение новых Миров. Жаль, конечно, что пострадали люди Города, но ведь это же были всего лишь астральные проекции, этакий «виртуальный квест», который был создан специально для «экзамена», да и сам Воин вряд ли, что вспомнит: экспериментальные ситуации потом стираются из их памяти», – некто очень Могучий и Великий уже понимал, с кем он поделится своей Силой и Светом: с первым Магом, успешно прошедшим самое Главное Испытание.


P.S. Во время Посвящения Воин никак не мог отделаться от странного ощущения. Ему все время казалось, что сквозь завесу памяти к нему пробиваются какие-то странные цифры: двойки, единицы, восьмерка.


P.S.S. Когда утром, перед великим Посвящением, помощник принес ему клочок бумаги из комнаты будущего Хранителя Времени, на котором была нацарапана странная фраза «не давай ей в четверг садится за руль», Всемогущий растроганно улыбнулся. Была у него слабость: он любил иногда «покрутить баранку», так почему бы ему самому не проехаться с ветерком в этот прекрасный «рыбный день», так кажется говорят его воспитанники. Тем более братство есть братство: тот, кто бывал «там» «своих» в беде не бросает. И легким движением руки он выбросил отныне бесполезную записку.

Тэги: дао духовность инь ян притча путь воина рассказ философия душа время сила реализационной власти мирный воин сила духа маг

Оцените статью:
0

0|0