Стили кулачного искусство грубо делят на три направления - шаолиньское, уданское и эмэйское. Однако большая часть школ не укладывается в эти рамки. Шаолиньское ушу начинается с бодхидхармовских трактатов "Ицзиньцзин" и "Сисуйцзин". От жившего при династии Сун Юэ Уму [прим.перев. - Юэ Фэй] идет название "синъицюань", этот стиль был создан под воздействием "Ицзиньцзина" и получил название "форма и мысль". "Син" означает "форма", "и" означает "заветные мысли", которые исходят из сердца и оформляются в руках и ногах. В этом стиле - пять нитей основы и двенадцать разделов. Пять нитей основы - это металл, дерево, вода, огонь и земля, пять первостихий; в кулачном искусстве есть рубящее, прошибающее, буравящее, взрывающееся и поперечное движения, пять кулаков. Двенадцать разделов - это двенадцать образов животных: дракон, тигр, обезьяна, лошадь, крокодил, петух, ястреб, ласточка, змея, птица-Тай, орел и медведь.


Освоивший двенадцать образов - это тот, кто уловил их характеры, кто может сочетать в себе их все, это называют исчерпанием человека, такой может и исчерпать вещи. Как это понимать? Рубящий кулак - это металл, в теле человека соответствует легким; прошибающий кулак - это дерево, в теле человека соответствует печени; буравящий кулак - это вода, в теле человека соответствует почкам; взрывающееся движение кулаками - это огонь, в теле человека соответствует сердцу; поперечное движение кулаком - это земля, в теле человека соответствует селезенке. Тренируя эти движения достаточно долго можно изгнать болезни пяти органов, это называется размещением человека.


У дракона есть метод обшаривания костей, у тигра есть яростность набрасывания на добычу, у обезьяны есть ловкость взлета в гору, у медведя есть свойство плавания по волнам, и так далее и тому подобное - каждый из образов имеет свою суть, это и называется размещением вещей. Разместить и человека и вещи, подниматься и опускаться, наступать и отступать, безгранично трансформироваться - вот в чем мудрость.


Достичь гармонии, нераздельности формы и содержания - вот в чем гуманность. Координация сердца и мысли, координация мысли и ци, координация ци и силы - это внутренние три координации. Координация плеч и бедер, координация локтей и коленей, координация кистей рук и стоп - это внешние три координации. Когда внутреннее и внешнее идет как одно, объединяясь в шесть координаций - вот в чем храбрость. Когда три готовы, то движения применяемы, руки и ноги друг о друге заботятся, достигая большого и достигая жесткого, вскармливая мое безбрежное ци. Как в конфуцианстве, когда за счет внутренней искренности [прим.перев. - использован иероглиф "чэн", обозначающий одну из классических философских категорий конфуцианства] формируют внешние нормы, все пронизано Единым. В этом основная суть синъицюань.


Багуацюань зародился при династии Цин в годы правления под девизом "Сяньфэн" [прим.перев. - 1851-1861] или "Тунчжи" [прим.перев. - 1862-1874]. Господин Дун Хайчуань из уезда Вэньань провинции Чжили [прим.перев. - нынешняя провинция Хэбэй] когда путешествовал по южным провинциям, то в провинции Аньхой на горе Юйхуашань он получил передачу от необычного человека. Названо это было "багуа", ибо беспредельное порождает Великий предел, Великий предел рождает двоицу упорядочений, двоица упорядочений рождает четверку образов, четыре образа рождают восемь триграмм, сплетающихся друг с другом. Иными словами, этот стиль использует законы восьми триграмм.


Как это понимать? Живот - это беспредельное, пупок - Великий предел, почки - два упорядочения, руки и ноги - четыре образа, которые порождают

восемь триграм, то есть восемь отрезков, образующихся при сгибании рук и ног. Восемь триграмм комбинируясь друг с другом порождают шестьдесят четыре гексаграммы; на двух руках на десяти пальцах имеется по три фаланги, лишь на больших пальцах по две фаланги, таким образом на восьми пальцах имеем двадцать четыре фаланги, добавив к ним четыре фаланги с двух больших пальцев получаем двадцать восемь отрезков, добавим двадцать восемь отрезков со стоп - получаем пятьдесят шесть отрезков, добавим теперь восемь отрезков с двух рук и двух ног - вот и получаем шестьдесят четыре отрезка.


Шестьдесят четыре гексаграммы - это основа кулачного искусства, в них - триста шестьдесят четыре черты, их взаимодействием получаем проявление [прим.перев. - имеется в виду классический для китайской философии дуализм основы и проявления ("ти" и "юн")]. У каждой черты - свой смысл, ян в пределе превращается в инь, инь в пределе превращается в ян, в движении против часовой стрелки есть движение по часовой стрелке, в движении по часовой стрелке есть движение против часовой стрелки, добиваемся их гармонии, концентрируем ци в даньтянь.


Смысл в том, что покой в пределе превращается в движение, движение в пределе превращается в покой. Верх и низ взаимно проникают - так получаем внутреннее дыхание. Этот стиль и даосское мастерство соотносятся как верх и подкладка у одежды. Но это и не удивительно. Рассмотрим ли мы триграммы цянь и кунь, кань и ли, или рассмотрим дракона, лошадь и быка - везде имеются в виду образы вещей. Сердце внутри определяет оборот вещей, вещи снаружи устанавливают сердце. Вблизи постигается тело, вдали постигаются вещи [прим.перев. - непереводимый параллелизм с классической фразой из "Книги Перемен"], удивительное и простое превращаются друг в друга, использование безгранично.

Также жесткое и мягкое взаимно протекают, пустое и полное вместе достигают. Пустотный - и не пустотный, не пустотный - и пустотный. Такого удивительное использование багуацюань.


Тайцзицюань произошло от жившего при династии Мин Чжан Саньфэна и известно всем. Отправная точка в изучении этого стиля - вначале добиваться неперекошенности, не подаваться ни вверх ни вниз, достигать краткости и легкости. В кулачных трактатах сказано: объемлешь изначальное, оберегаешь единое - и пуст внутри. Пуст-пустотен - и мысли изменяются. Наполнить живот - и путь в сердце родится: вот в чем идея. Великий предел из Беспредельности рождается, Беспредельное - это Последующее Небо, Десять тысяч Пределов - это Прежнее Небо, продолжаешь вверху начавшееся внизу.


Можно сделать так, что у Неба и Земли - скоординированное Дэ, у Солнца и Луны - скоординированный свет, у Четырех Сезонов - скоординированный порядок. С чертями и святыми координируешь невезение и удачу. Тренируешься до совершенства, гармония является основой, из гармонии рождаются мудрость и храбрость. Предел еще не двинулся - это гармония еще не излучаемого, Предел уже двинулся - это середина уже излучаемого. То что называют путем кулачного искусства - это в первую голову гармония и середина. Помимо гармонии и середины нет главной удивительности. В тайцзицюань требуется предельная естественость, не только кровь и ци. Основа - накопление шэнь. Все тело ловкое, не присоединяется и не отходит, не допускается безалаберность и не допускается помощь, внутри - небесное Дэ, снаружи - царское Дао, в пределе начала постепенно толкаешь, это пронизывает все тело, и нет мельчайшей частицы куда бы это не достигало. В прошлом говорили: предел его начальной точки тот же, что главная застава в Киноварном Пути. Невежественный человек может исследовать его десятки лет, но так и не постичь сердцем, а ведь корень его - тот же, что и законы синъи и багуа.


И неважно, что формы другие и называются по-другому. Если говорить о вскармливании ци и тренировке шэнь, то поначалу будет немало различий. Если говорить образно, то синъи - это "земля", багуа - "небо", тайцзи - "человек". Небо, земля, человек - три основы координируются в единое целое, смешанное и изначальное - единое ци, наличие и отсутствие четко разделяются. Тренируешь это долго - и движение и покой станут естественными, начало за началом - вот путь. Это есть и в синъи, и в тайцзи, и в багуа! Что же касается эмэйского направления - передаются восемь форм сливы мэйхуа. Законоучитель Чжигун усердно занимался наработкой вскармливания ци.

В настоящее время нет нужды слишком в этом усердствовать.

Тэги: синъи тайцзи ушу багуа

Оцените статью:
0

0|0