Среди поклонников китайских боевых искусств, винчун – особый случай. Одни называют его «суперстилем», другие ругают почем зря. Часто приходится слышать, что техника винчун несовершенна и нуждается в «доработке». Ещё чаще авторский стиль какого-либо мастера выдают за аутентичную технику винчун. С историей винчун тоже не всё ясно. Легендарная «история» винчун была написана в 50-х годах в Гонконге одним из учеников Ип Мана (Е Цзивэня) по имени Ли Мань. Настоящая история крайне запутана и противоречива. Связь между популярностью винчун и деятельностью Брюса Ли также весьма косвенная. После смерти Брюса Ли, его имя стало брэндом, который использовали для саморекламы его многочисленные «братья по школе».


Винчун – очень привлекательный стиль для «ленивых» людей. На родине винчун, в городе Фошань, им занимались выходцы из наиболее обеспеченных слоев населения (купцы, фабриканты, чиновники). Большинство южнокитайских стилей происходит из шаолиньской традиции и основана на низких широких позициях. Первые несколько лет посвящается мабу чжуангун (стоянию в «позиции лошади»). В школах винчун всё совершенно не так. Обычно, сначала изучаются сольные и парные формальные упражнения, затем работу на манекене и свободный поединок. Благодаря тому, что упражнения с партнером даются буквально с первых шагов, практического применения техники можно достичь очень быстро. Но плюсы винчун плавно перетекают в его минусы. Большое количество парной работы не оставляет времени для наработки действительно крепкой двигательной базы.


Начинающий заниматься винчун всегда находится перед выбором: тренироваться в одиночестве и совершенствовать «внутреннее усилие», или тренироваться вместе с партнером и быстро достичь практического результата. Чаще всего практикуется второе. Так появляются технически очень продвинутые ученики, не имеющие никакой «внутренней силы» (о таких говорят, «цветочные кулаки, парчовые ноги»).


Основной проблемой современных стилей винчун, на мой взгляд, является выделение какого-то одного аспекта тренировки винчун (чисао, манекена, цигун, свободного боя, тренировки форм или коротких связок) в ущерб остальным её видам. Например, «душой винчун» часто называют чисао («липкие руки»). Во-первых, чисао (тешоу) существует не только в винчун. Во-вторых, в винчун существуют несколько видов парной наработки, а чисао – всего лишь один из них. Иногда базу винчун строят на наработке ингун – «жесткого цигун», приводящего к гипертрофии мышц, и соответственно к резкому повышению общего уровня силы, которой пытаются подменить «внутреннее усилие». Чаще всего винчун просто «перекраивают» под спарринги по спортивным правилам, упрощая и без того незамысловатую технику до уровня дворового бокса.


Нужно быть реалистами. Изучать винчун можно всю жизнь, но на базовые навыки отводится не так уж много времени – всего несколько лет (от года до трех). Преобладание одного из видов наработки может происходить только за счет других её видов. Следовательно, базовый навык получается недостаточно полным. В таком случае ученик никогда не сможет достичь гунфу («мастерства»). Даже если впоследствии удастся попасть в руки хорошего наставника, на то, чтобы расстаться с неправильными стереотипами, потребуется много времени и сил.


Идея заключается в том, что в начале обучения нужно тренировать не только и не столько технику винчун («цюаньфа»), сколько методы наработки («гунфа»). Это «методы взгляда» («янфа»), «методы тела» («шэньфа»), «методы шага» («буфа»), «методы рук» («шоуфа») и «методы ног» («туйфа»). Всё вместе это создает основу («каркас», «движок» и т.п.) для дальнейшей практики винчун. Скорость прогресса в гунфа ограничена естественными возможностями тела (скоростью изменений в мышцах и сухожилиях). Говорят, что «прежде чем вложить меч в руку ребенка, нужно сделать из него воина». Имея хорошую основу, можно приступать к изучению формальных упражнений, которые содержат в себе опыт предыдущих поколений мастеров, и заниматься парными наработками.


Настоящее различие между стилями винчун состоит в способах «выдачи усилия». В одних школах используют «усилие в один цунь», в других «усилие вертикального кнута», в третьих «камень на веревке». Требования к положению тела, способам шага и взгляда остаются одинаковыми. Различие состоит в методах рук и ног. При этом шоуфа и туйфа – это совсем не приемы, а лишь методы подготовки тела к их выполнению.


Винчун – не фабрика по производству бойцов. Подход может быть только индивидуальным. Корректировка позиций возможна лишь под руководством наставника. Самостоятельно достичь правильного выполнения очень трудно. Для этого недостаточно простого соблюдения заученных правил. С другой стороны, точно представляя себе конечную цель гунфа, можно самостоятельно находить наиболее эффективные способы её достижения.


Современные стили винчун могут быть очень непохожи по методам тренировки, но в практическом применении имеют очевидное сходство. Это происходит потому, что в основе винчун лежит единая система тактических принципов и их практических решений. Сама по себе тактика – вещь сугубо индивидуальная. Стилевой же принцип реализуется в каждом конкретном приеме. Это опыт предыдущих мастеров, позволяющий сэкономить время, так необходимое до момента получения собственного. Таким образом, приемы – это те необходимые «костыли», без которых перспектива овладения «свободным боем» отдаляется в необозримое будущее.


Практическая ценность немногочисленных, но как ни странно, весьма популярных «стилей без стилей» (ицюань, джеткундо и т.п.), оказываются тождественной индивидуальному уровню подготовки бойцов, которого они достигли, занимаясь ранее каким-нибудь другим, более «приземленным» стилем. Прежде всего, приемы – это методы воздействия на тело человека. Количество способов повредить чужое здоровье достаточно ограничено, и обычно, они все уже давно и хорошо известны. Современные творцы личных боевых систем экспериментируют с методикой, тактикой, усилиями, но когда доходит дело до практического применения, используют всё те же старые добрые способы вызвать нокаут толчком кулака в подбородок или болевой шок пинком в пах. С другой стороны, практически владея определенным набором поражающих техник, можно выстроить «под себя» тактику, самому устанавливая (или нарушая) свои же собственные правила. В этом и состоит проявление «творчества», которого так не хватает многим любителям создавать новоделы.


Винчун, даже в самом своем изощренном варианте, представляет собой всего лишь около полусотни таких приемов, представляющих собой одновременные смещение шагом с линии атаки, контроль и удар. Одно движение решает сразу три проблемы: избегание атаки противника, проход сквозь его защиту и поражение уязвимой точки. Последнее наиболее важно. Дело в том, что различия в видах «усилия» напрямую зависят от особенностей тех целей, поражение которых обеспечивает выполнение тактической задачи. Например, на горло можно воздействовать с помощью захвата и смещения трахеи с помощью большого пальца в сторону, восходящего удара в кадык кулаком, или тычка двумя пальцами вниз. Исходя из этого, преимущество в схватке будет на стороне бойца с большим количеством «готовых решений», поскольку он может менять тактические установки по ходу боя.


Необходимо сказать ещё об одно очень важной вещи. Нельзя тренировать имитацию усилия. Т.е. тренировка приема заключается совсем не в повторении общей схемы движения (без полновесного контакта) на несопротивляющемся партнере. Без неоднократного реального применения усилия говорить о устойчивом практическом навыке не приходится. Существует только один способ обучить свое тело правильному применению усилия – это настоящий бой. В те времена, когда возник винчун, недостатка в реальной практике никто не испытывал. Наоборот, возникала потребность максимально ограничить количество возможных конфликтов, так как ставкой обычно была жизнь. Добить поверженного врага у китайцев было в порядке вещей. Поэтому, прежде чем применить свое мастерство, ученик должен был быть уверен, что его навык действительно хорош. Для того, чтобы отрегулировать правильность позиции, контроля и усилия, в винчун имеется собственный способ – наработка приемов на деревянном манекене.


Тренировка чисао («склеенных рук») может осуществляться только после того, когда есть «что склеивать». Но даже самый хитроумный манекен – всего лишь последний тест на прочность перед реальной практикой. К последней не относится спортивный спарринг. Спорт – это способ воспитания «сильной личности» путем преодоления собственного несовершенства. Противник в спортивных единоборствах подбирается с максимально похожими физическими показателями. Он не является противником в полном смысле этого слова, а служит всего лишь объектом для реализации собственных скрытых возможностей.


В реальном бою главное даже не выжить, а выполнить поставленную задачу любым путем. Навык поражения уязвимых частей тела противника – всего лишь инструмент, один из многих возможных. Нравится это современным любителям боевых искусств, или нет, но не рискуя собственной жизнью научиться чему-либо действительно стОящему совершенно невозможно. Изменяя кондиции своего тела, приобретая способность воздействовать на другого человека с заранее ожидаемым результатом, и регулярно находясь в опасных ситуациях, можно действительно быстро и эффективно научиться винчуну.


Такова, вкратце, идея. Тренировать тело, изучать приемы и практиковать только в реальном бою.

Тэги: вин Чунь философия

Оцените статью:
6

0|+6